Дмитриев Ю.А.

Сайт доктора юридических наук, профессора Дмитриева Ю.А.

Понятия и принципы конституционной законности

Ю. ДМИТРИЕВ 
доктор юридических наук, профессор 
С. ПЕТРОВ 
доктор юридических наук 
К. АМИРБЕКОВ

ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ КОНСТИТУЦИОННОЙ ЗАКОННОСТИ 

     В современной теории права законность неизменно трактуется двояко: во-первых, как один из основополагающих принципов организации государственной и общественной жизни, а во-вторых - в качестве ее особого режима, обеспечивающего неуклонное исполнение законов всеми субъектами правоотношений. [1] 
     В этой двойственности нет, однако, ничего противоречивого. В форме основополагающего принципа [2] государственной и общественной жизни законность предстает в качестве фундаментальной идеи, основополагающей для демократии и правовой государственности. Именно она, эта идея, изначально заложена в основы конституционного строя современной России. При этом сама идея законности может содержать в себе и элементы, не получившие однозначного закрепления в структуре принципов конкретного режима законности. 
     В этой связи представляется весьма плодотворным подход В.В. Клочкова, который, характеризуя законность именно с позиций основополагающей идеи, выделяет при ее анализе особые требования (не смешивать с принципами - Н.Б.) законности. Под каждым из них понимается "основной элемент структуры законности, представляющий собой обусловленное потребностями развития общества, государства и права на определенном этапе их развития требование общества, государства и права к деятельности участников общественных отношений. В зависимости от их адресата, направленности и содержания требования законности можно подразделить на три основных вида: а) требования общества к государству, праву, регулированию общественных отношений; б) требования государства к праву и обществу; в) требования права к государству и обществу". [3] Более того, В.В. Клочков полагает, с чем трудно не согласиться, что требования законности в трактовке ее основополагающей идеи представляют собой "вербальное выражение познанных закономерностей развития общества, государства и права. Данные закономерности имеют объективный характер, реализуются в процессе исторического развития независимо от воли и сознания людей и даже - вопреки им". [4] 
     В форме особого режима законность получает воплощение в целой системе предметных и более частных принципов, отличающих один режим законности от другого, а также в базирующейся на этих принципах совокупности специальных мер и (или) гарантий и выступающих в этой роли государственных и негосударственных институтов, обеспечивающих действенность режима законности. Следует особо подчеркнуть, что использование в данном случае термина "режим" [5] не случайно: им подчеркивается особый характер и известная жесткость применяемых здесь мер. 
     Акцент на конституционные принципы законности в данном случае также не случаен, ибо именно их уяснение создает наиболее полное представление об исходных составляющих режима законности в Российской Федерации. Это, в свою очередь, должно дать решающие основания для разделения режима законности в стране. 
     Если сама идея законности, по меньшей мере в отношении современных демократических режимов, в целом едина (она зиждется на верховенстве Закона и гарантиях его неуклонного исполнения), то режимы законности в той или иной стране порой могут иметь, и в действительности имеют, существенные отличия. [6] Последние обусловлены особенностями государственных и общественных институтов, а также традициями, лежащими в основе государственного и общественного строя. Это, например, тип правовой системы, особенности формы правления, конкретные формы разделения властей и государственного устройства, а также специфика государственных и негосударственных институтов, имеющих отношение к обеспечению законности, например судоустройства, негосударственных правоохранительных структур и др. [7] 
     К примеру, В.В. Клочков в наиболее лаконичной форме определяет законность "как совокупность взаимосвязанных социальных, политических и юридических требований и их реализацию в жизни общества (в совокупности общественных отношений, в правотворческой, правоприменительной и иной деятельности государства, в функционировании правовой системы)". [8] Не останавливаясь на этом вопросе подробнее, акцентируем внимание на режиме законности в Российской Федерации. Исходными для уяснения ее понятия являются принципы законности, получившие закрепление в самой федеральной Конституции. Остановимся на них подробнее. 
     Чтобы избежать терминологической путаницы, здесь и в дальнейшем под принципами законности будет пониматься не сама основополагающая идея законности, а принципы, лежащие в основе соответствующего режима, - режима законности. 
     Исходной для современного понимания законности в Российской Федерации является статья 15 федеральной Конституции, включающая четыре основных положения, которые следует одновременно считать принципами обеспечения законности. Последнее утверждение вытекает из функциональной направленности положений, которые будут анализироваться ниже, а также из их частного характера по отношению к общей идее (принципу законности). 
     Первое (часть 1 статьи 15) состоит в том, что Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации. 
     Второе (часть 2 статьи 15) определяет, что органы государственной власти, местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы. 
     Третье (часть 3 статьи 15) заключается в том, что законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. 
     Четвертое (часть 4 статьи 15) состоит в том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. 
     Непосредственный анализ основных положений, изложенных в статье 15 Конституции Российской Федерации, дает основание для теоретического выделения в понятии законности ряда составляющих, которые по своей значимости могут быть интерпретированы как основные (конституционные) принципы законности в Российской Федерации. Одни из них прямо следуют из анализируемой статьи, а другие, имея те же истоки, определяются иными статьями Конституции. 
     К числу основных принципов законности в данном случае следует отнести: 
     1. Принцип верховенства Конституции над иными законами и нормативными правовыми актами, который определяет основу иерархии российского законодательства, развитую в других статьях федеральной Конституции. 
     2. Принцип прямого действия Конституции. 
     3. Принцип всеобщей обязательности требований Конституции и законов. 
     4. Принцип обязательного официального опубликования законов. 
     5. Принцип обязательного официального опубликования нормативных правовых актов, которые в той или иной мере затрагивают права и свободы человека и гражданина. 
     6. Принцип примата международного права в отношении национального законодательства. 
     Итак, из общих норм статьи 15 Конституции Российской Федерации вытекают по меньшей мере 6 главных принципов, которые в совокупности образуют основу понятия законности в современной России. 
     Анализ других статей Конституции позволяет дополнить и развить перечень и содержание этих главных принципов. 
     Так, к числу главных принципов законности, безусловно, следует отнести еще два, вытекающие из статей 17 и 18 федеральной Конституции. Первый – принцип примата прав и свобод человека и гражданина в законодательстве и правоприменительной практике, составляет краеугольный камень конституционного строя Российской Федерации. Статья 17 Конституции не только признает, но и гарантирует права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией. Кроме того, статья 18 гласит, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. 
     Следующий принцип, прямо связанный с предыдущим, – принцип непосредственного действия прав и свобод человека и гражданина, закрепленный в той же статье 18. 
     Несмотря на тесную связь и единый предмет – права и свободы человека и гражданина, определенные главой 2 Конституции, на основе которого формулируются оба принципа, их все же следует считать самостоятельными, ибо приоритетность этих прав и свобод отнюдь не означает их непосредственного действия. Первое может предполагать некое опосредование основополагающих прав и свобод человека и гражданина законами и иными нормативными правовыми актами, что в действительности чаще всего и имеет место. Однако известно, что такого рода опосредование неизбежно связано с той или иной степенью регламентации этих прав и свобод в части их реализации. Конституция же, закрепив принцип непосредственного действия основных прав и свобод человека и гражданина, по существу, снимает вопрос о любых формах регламентации, которые хоть в какой-либо мере искажают их исходное содержание или ставят препоны к их практическому осуществлению. 
     Смысл такой конструкции конституционных принципов, сформулированных относительно основных прав и свобод, вполне понятен, ибо таким путем законодатели и правоприменители ставятся в жесткие рамки как со стороны вершины правовой пирамиды – Конституции Российской Федерации, так и ее основания, где большей частью в результате правоприменительной практики обретают правовой облик права и свободы конкретных категорий и отдельных граждан. Поэтому, объявив основные права и свободы человека и гражданина непосредственно действующими, Конституция создала обратную связь во всей множественности законодательных и правоприменительных актов. Причем обеспечение действенности этой обратной связи как раз и должно приводить к постоянной коррекции всей правовой системы и вообще системы власти в направлении, четко очерченном статьей 18 Конституции, где, повторим, постулировано, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. 
     Аналогичный механизм предусмотрен и в отношении еще более общего понятия – принципа прямого действия Конституции. Здесь также возможны сколь угодно множественные ситуации, когда в результате законодательной и правоприменительной практики будут приниматься и действительно принимаются законы и иные нормативные правовые акты, как противоречащие Конституции, так и существенно искажающие смысл ее норм. В противовес этому принцип прямого действия Конституции предполагает создание действенного механизма, вынуждающего законодателей и правоприменителей к коррекции соответствующих элементов правовой системы в направлении их постоянного приведения в соответствие с требованиями Конституции Российской Федерации. Все это в совокупности имеет приоритетную направленность на создание в рамках режима законности постоянно действующего механизма, основанного на принципе обратной связи, который обеспечивает незыблемость основ конституционного строя России. 
     В данном случае важно напомнить, что ныне действующая Конституция содержит в себе нормы и положения, которые пока еще не нашли адекватного практического воплощения. Такая ситуация, по существу, является конституционным закреплением основных направлений и гарантией продолжения идущих в стране преобразований. Это означает, что прямое действие Конституции должно реализовываться не только в сугубо юридической плоскости, но и во всех основных сферах государственной и общественной жизни, подвергаемых ныне глубокому реформированию. 
     При этом сочетание принципов непосредственного действия основных прав и свобод человека и гражданина и прямого действия Конституции в целом создает ситуацию, когда предусмотренные ее нормами реформы становятся главным вектором, определяющим их направленность на права и свободы. Все это прямо постулировано в статье 2 Конституции, где сказано, что "человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства". 
     Система права, формирующаяся и функционирующая в любой стране, во многих отношениях определяется устройством самой власти, в основе которого конституционный принцип разделения властей делится на законодательную, исполнительную и судебную. При этом органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны (статья 10 Конституции Российской Федерации). Состояние законности и сам ее режим во многих отношениях зависят от согласованных действий ветвей власти при их независимости друг от друга. 
     Разделение властей не только функционально. В его основе лежит логика познания и реализации общезначимых интересов, которые составляют объективное содержание права. [9] При нарушении этого принципа, чем бы оно ни обусловливалось, право теряет свое подлинное содержание и имеет тенденцию к превращению в особого рода нормативные управленческие решения. И чем больше отклонений от демократии и разделения властей, тем выше вероятность трансформации правовых норм, при которой законы перестают быть правом, а законность в ее подлинном правовом понимании вырождается в стремление любыми путями провести в жизнь лишенные правового содержания волюнтаристские решения власти. Отсюда неизбежно следует, что разделение властей органически входит в число конституционных принципов законности. 
     Сразу же оговоримся, что такой подход мог бы быть оспорен со ссылкой на то, что разделение властей можно рассматривать на основе все тех же аргументов и в качестве гарантии законности. Однако, на наш взгляд, это не совсем верно. Разделение властей гарантирует правовое содержание законов, т.е. их подлинную законность. А это несколько другое. Речь идет именно о качестве законов, т.е. о законности в ее подлинном содержании, и потому разделение властей должно быть отнесено именно к принципам обеспечения законности. 
     Следующая группа конституционных принципов законности связана с осуществлением государственной защиты прав и свобод. В конструкции норм Конституции основания этих принципов входят в число соответствующих прав и свобод. Сюда, на наш взгляд, следует отнести следующее. 
     Исходный - это принцип гарантирования государственной защиты прав и свобод человека и гражданина (статья 45 Конституции). Данный принцип раскрывается во всей совокупности средств (гарантий законности), которые могут использоваться государством в этих целях. Причем основы соответствующих гарантий опять же закреплены в Конституции в качестве конституционных гарантий законности. 
     Принцип гарантирования судебной защиты прав и свобод человека и гражданина вытекает из части 1 статьи 46 Конституции, устанавливающей, что "каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод", которая прямо корреспондируется с требованиями статьи 18, устанавливающей непосредственное действие прав и свобод человека и гражданина, которое обеспечивается правосудием. 
     Данный принцип отнюдь не следует трактовать как одну из гарантий законности, как может показаться на первый взгляд, ибо суды и правосудие в целом – это действительно гарантия законности, но не ее принцип. В данном же случае гарантируется сама судебная защита, причем именно применительно к правам и свободам, большая часть нарушений которых находится в сфере административной юрисдикции, а их рассмотрение могло бы быть ограничено административным порядком обжалования. 
     Относительно двух последних принципов заметим также, что права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими и лежат в основе всей правовой системы Российской Федерации, а значит и онтологически предшествуют режиму законности. Это, как представляется, решающий аргумент в пользу того, чтобы считать эти принципы принадлежащими самой законности. 
     Следующая группа конституционных принципов, лежащих в основе режима законности, обусловлена федеративным устройством России. 
     Первый из них - принцип конституционного регулирования основ федеративного устройства Российской Федерации. Его источником служит часть 1 статьи 1 федеральной Конституции, устанавливающая, что "Российская Федерация – Россия, есть демократическое правовое государство с республиканской формой правления". В соответствии с этим принципом любое изменение федеративной природы Российской Федерации является предметом конституционного законодательства и не может быть осуществлено актом иной юридической силы. В частности, часть 2 статьи 65 федеральной Конституции гласит, что "принятие в Российскую Федерацию и образование в ее составе нового субъекта осуществляются в порядке, установленном федеральным конституционным законом". 
     Принцип двухуровневого законодательства предполагает наличие, помимо федерального, законодательства субъектов Федерации. Законодательство субъектов Федерации состоит из конституций республик в составе Российской Федерации и уставов других субъектов, а также принимаемых на их основе законов субъектов Российской Федерации. 
     Статьи 71 – 73 Конституции определяют предметы ведения Российской Федерации, совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов и предметы ведения субъектов Федерации. При этом именно предметы ведения составляют основу компетенции Российской Федерации и ее субъектов в принятии соответствующих законов. 
     В целом соотношение между законами Российской Федерации и ее субъектами определяется статьей 76 федеральной Конституции. 
     В части первой этой статьи установлено, что по предметам ведения Российской Федерации (статья 77) принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации. 
     Часть 2 говорит о том, что по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (статья 78) издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. 
     При этом часть 3 определяет особый статус и верховенство федеральных конституционных законов в отношении федеральных законов и, следовательно, законов субъектов Федерации. 
     Часть 4 очерчивает сферу исключительной компетенции субъектов Российской Федерации в части издания законов и иных нормативных правовых актов. Сфера эта определяется по методу исключения и охватывает все, что не входит в ведение Российской Федерации и совместное ведение Федерации и ее субъектов. 
     Часть 5, по существу, устанавливает принцип прямого действия федеральных законов на территории субъектов Российской Федерации, ибо, согласно ей, в случае противоречия Федерального закона законам и иным нормативным правовым актам субъектов Федерации в сфере исключительного ведения Федерации и совместного ведения Федерации и ее субъектов действует Федеральный закон. При этом, однако, если Федеральный закон выходит за рамки ведения Федерации и совместного ведения, то коллизия должна разрешаться в пользу закона субъекта Российской Федерации (часть 6 статьи 76). 
     В целом же изложенное позволяет сформулировать еще один принцип законности – принцип разделения законодательных полномочий Российской Федерации и ее субъектов в соответствии с предметами ведения Федерации и ее субъектов. 
     Кроме вышеизложенных, из содержания статьи 76 Конституции Российской Федерации следуют еще два принципа. 
     Первый связан с конституционным ограничением деятельности федерального законодателя предметами ведения Российской Федерации и совместного ведения. Отсюда следует конкретизация исходного для законности принципа верховенства Конституции в принципе конституционности Федеральных законов. Постулирование этого принципа важно еще и потому, что практика сегодняшней деятельности Российского Парламента явно свидетельствует о том, что значительная часть принимаемых законов содержит положения, либо противоречащие, либо не соответствующие Конституции Российской Федерации. Последнее в целом не способно полностью нарушить принцип верховенства Конституции ввиду присущего ей принципа прямого действия, но отнюдь не исчерпывается им. При этом, в силу слабой обеспеченности, принцип прямого действия зачастую не срабатывает, из-за чего фактически не действуют и отдельные конституционные положения. Ярким примером может служить до сих пор нерешенный законодателем вопрос о принятии важнейших даже с точки зрения сугубо политической федеральных конституционных законов о военном и чрезвычайном положениях, [10] а также проблема законодательного урегулирования вопросов частной собственности на землю. 
     Особое место среди правовых актов, не принадлежащих к числу законов, занимают акты, издаваемые высшими органами государственной власти. Это указы и распоряжения Главы государства. Согласно части 2 статьи 90 федеральной Конституции, указы и распоряжения Президента Российской Федерации обязательны для исполнения на всей территории Российской Федерации и в соответствии с частью 3 статьи 90 не могут противоречить Конституции Российской Федерации и федеральным законам. Такой статус актов Президента позволяет ему своими решениями восполнять пробелы в действующем законодательстве вплоть до вступления в силу соответствующих федеральных законов. Примером может служить законодательство о государственной службе, [11] основа которого была заложена Указом Президента России от 22 декабря 1993 года № 2267 "Об утверждении положения о федеральной государственной службе". [12] 
     Как следует из изложенного, Конституция не обязывает Президента издавать свои акты, ориентируясь на законодательство субъектов Российской Федерации. Иными словами, даже их конституции и уставы не могут служить ограничением для правотворческой деятельности Президента, если при этом он не выходит за рамки своих конституционных полномочий и не нарушает федеральных законов. Более того, в случаях, когда правовые акты Президента законны, т.е. соответствуют его конституционным полномочиям и федеральным законам, они обязательны для исполнения на всей территории Российской Федерации, иначе говоря, имеют прямое действие. 
     Отсюда вытекают еще два конституционных принципа законности. Это: 
     а) принцип прямого действия законных правовых актов Президента Российской Федерации; 
     б) принцип верховенства законных правовых актов Президента Российской Федерации в отношении законодательства субъектов Российской Федерации. 
     Правом издавать правовые акты в форме постановлений и распоряжений обладает Правительство Российской Федерации. Статус и конкретные полномочия Правительства и его Председателя определены нормами главы 6 федеральной Конституции и конкретизированы в Федеральном конституционном законе "О Правительстве Российской Федерации". [13] Часть 1 статьи 115 Конституции определяет, что акты Правительства издаются на основании и во исполнение федеральной Конституции, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации. Часть 2 статьи 115 устанавливает, что постановления и распоряжения Правительства обязательны к исполнению в Российской Федерации. 
     Указанные конституционные положения дают возможность для формулирования соответствующих конституционных принципов законности, касающихся актов Правительства. 
     В данном случае необходимо подчеркнуть следующее. Во-первых, акты Правительства законны только тогда, когда издаются во исполнение федеральной Конституции, федеральных законов и нормативных указов Президента. При этом следует учитывать, что, согласно части 1 статьи 110, Правительство Российской Федерации осуществляет исполнительную власть в Российской Федерации. Следовательно, законность актов Правительства, даже с учетом требований части 1 статьи 115, определяется их изданием в сфере компетенции исполнительной власти. На законодательную и судебную ветви власти эти акты распространяются лишь настолько, насколько это обусловлено требованиями Конституции, федеральными законами и нормативными указами Президента. 
     Последнее относится и к оценке законности актов федерального Правительства в отношении субъектов Российской Федерации. Но вот в том, что касается исполнительной власти, включая органы исполнительной власти как Федерации, так и ее субъектов, законные акты Правительства Российской Федерации опять же обладают верховенством и прямым действием. 
     Отсюда следует еще один конституционный принцип законности – принцип верховенства и прямого действия законных актов Правительства Российской Федерации на всей территории России. 
     Еще одна группа актов высших органов государственной власти – это акты палат Федерального Собрания Российской Федерации. Большая их часть касается законодательных процедур и регулирования внутренней жизни палат. Вторая часть носит ненормативный характер. Такими актами оформляются постановления каждой из палат по отнесенным к их компетенции вопросам, связанным с назначением или дачей согласия на назначение ряда высших должностных лиц государства (Генерального прокурора, Председателя Правительства Российской Федерации и др.) или формированием органов, подконтрольных Парламенту (Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и Счетной Палаты Российской Федерации). Наконец, последняя группа актов имеет нормативный характер и занимает особое место в правовой системе и обеспечении режима законности. 
     К числу указанных актов относятся постановления Совета Федерации: 
     – об утверждении изменения границ между субъектами Федерации; 
     – об утверждении указа федерального Президента о введении военного или чрезвычайного положения; [14] 
     – о решении вопроса о возможности использования Вооруженных Сил Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации; 
     – о назначении выборов Президента Российской Федерации. 
     Приведенный перечень относится к числу конституционных полномочий Совета Федерации, урегулированных статьей 102 федеральной Конституции, а соответствующие нормативные акты имеют прямое действие на территории Российской Федерации. 
     В свою очередь, Государственная Дума также обладает такого рода полномочиями, которые определяются статьей 103 Конституции. Это принятие постановлений в связи с решением вопроса о доверии Правительству Российской Федерации и объявление амнистии. 
     Все эти вопросы, согласно Конституции Российской Федерации, составляют предмет исключительного ведения палат Федерального Собрания. Поэтому из изложенного следует еще один конституционный принцип законности – принцип прямого действия постановлений палат Федерального Собрания по проблемам, отнесенным к их исключительному ведению. 
     Исключение составляет лишь довольно дискуссионное положение статьи 5 Федерального закона "О Выборах Президента Российской Федерации". [15] Согласно части 3 этой статьи, если Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации не назначит выборы Президента Российской Федерации, выборы проводятся Центральной избирательной комиссией Российской Федерации во второе или в третье воскресенье месяца, в котором проводилось голосование на предыдущих общих выборах Президента Российской Федерации. Решение Центральной избирательной комиссии Российской Федерации о проведении выборов публикуется не позднее чем через семь дней со дня истечения установленного пунктом 2 статьи 5 срока официального опубликования решения о назначении выборов. Между тем Конституция Российской Федерации не предусматривает передачу конституционных полномочий Совета Федерации Центральной избирательной комиссии. Поэтому, в силу принципа прямого действия Конституции, решение ЦИК по данному вопросу вряд ли можно считать конституционным, тем более что Центральная избирательная комиссия к числу органов, прямо названных Конституцией Российской Федерации и полномочных решать дела высших органов власти, вообще не отнесена. Все это решено на уровне федеральных законов. 
     Наконец, еще один важнейший конституционный принцип законности –принцип ограничения круга субъектов права законодательной инициативы, вытекающий из содержания части 1 статьи 104 Конституции. Перечень этих субъектов носит здесь закрытый характер, что изначально упорядочивает весь законодательный процесс и дает исходное основание для установления порядка взаимоотношений органов государственной власти в части законотворческой деятельности. К числу субъектов права законодательной инициативы Конституция относит: федерального Президента, палаты Федерального Собрания и их депутатов (членов Совета Федерации), федеральное Правительство, законодательные (представительные) органы субъектов Федерации, а также Конституционный, Верховный и Высший Арбитражный Суд по вопросам их ведения. Важно подчеркнуть, что все законопроекты вносятся в Государственную Думу, что, в свою очередь, упорядочивает взаимоотношения палат Парламента. 
     Следующее, на чем необходимо в данном случае остановиться, это группа конституционных принципов правосудия. 
     Часть из них непосредственно относится к правам и свободам человека и гражданина, сформулированным в главе 2 Конституции Российской Федерации. При этом следует заметить, что многие из перечисленных здесь прав, касающихся осуществления правосудия, да и действий других органов государственной власти, в силу их фундаментального характера весьма близки к принципам. Тем не менее это все же права, которые в наиболее общем виде определяют правовое положение человека и (или) гражданина в тех или иных видах процессуальных правоотношений. Что же касается принципов, то их мы продолжаем толковать как исходные идеи, в данном случае – осуществления правосудия. К их числу, на наш взгляд, необходимо отнести следующие. 
     Принцип равенства каждого перед законом и судом, установленный частью 1 статьи 19 Конституции. Этот принцип касается как граждан Российской Федерации, так и иных лиц, подпадающих под юрисдикцию Российской Федерации. 
     Следующий – принцип презумпции невиновности, определяется статьей 49 Конституции в трех основных положениях: 
     – каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (часть 1 статьи 49); 
     – обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность (часть 2 статьи 49); 
     – неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (часть 3 статьи 49). 
     Далее, установленный частью 1 статьи 50 принцип однократности осуждения за одно и то же преступление. Согласно ему, никто не может быть осужден повторно за одно и то же преступление. 
     Еще один – принцип государственной охраны прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью. Данный принцип установлен статьей 52 Конституции и обязывает государство не только охранять права указанной категории лиц, но и обеспечивать им доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Кроме того, статьей 53 Конституции установлена обязанность государства возмещать вред, причиненный незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. 
     Статья 54 устанавливает принцип, который следует отнести не только к правосудию, но и в целом к деятельности всех органов государственной власти. Это принцип запрета обратной силы закона. Согласно ему, закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет (часть 1 статьи 54). При этом никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон (часть 2 статьи 54). 
     Другая часть принципов правосудия устанавливается нормами главы 7 Конституции "Судебная власть". В данном случае и особенно в целях настоящего исследования представляется важным разграничение конституционных принципов законности при отправлении правосудия и гарантий законности в этой деятельности. Принципы – это, повторимся, основополагающие идеи, которые определяются Конституцией в отношении правосудия в целом. Эти идеи носят внешний для отправления правосудия характер. Гарантии же законности также могут иметь конституционное закрепление. Причем с точки зрения самого правосудия они нередко приобретают значение принципов. Однако действенность такого рода принципов определяется внутренней логикой самого правосудия. [16] Исходя из этого, к числу конституционных принципов законности при осуществлении правосудия, согласно нормам главы 7 Конституции, необходимо отнести следующие. 
     Часть 1 статьи 118 устанавливает принцип осуществления правосудия только судом. При этом виды судопроизводства определены частью 2 статьи 118 исчерпывающим образом. Это – конституционное, гражданское, административное и уголовное судопроизводство. 
     Статьей 123 установлен принцип гласности судебного разбирательства. Согласно этому принципу, разбирательство дел во всех судах должно быть открытым. Слушание же дела в закрытом заседании допускается лишь в случаях, предусмотренных Федеральным законом (часть 1 статьи 123). В аналогичном порядке не допускается заочное разбирательство дел. 
     К числу конституционных принципов законности при осуществлении правосудия следует также отнести установленный частью 3 статьи 123 принцип состязательности и равноправия сторон в судопроизводстве. 
     Особая роль и специфика полномочий Конституционного Суда Российской Федерации с точки зрения анализа конституционных принципов законности дает основание для формулирования еще одного принципа – принципа официального толкования Конституции Российской Федерации и признания неконституционности актов в процессе конституционного судопроизводства. Согласно этому принципу, соответствующим правом в Российской Федерации наделен только Конституционный Суд Российской Федерации. 
     Наконец, последний из конституционных принципов, на которых необходимо обратить внимание в данной статье, – это принцип самостоятельности местного самоуправления, установленный статьей 12 Конституции. Он раскрывается в двух основных положениях: 
     – местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно; 
     – органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти. 
     Данные положения являются основой для определения законности актов органов местного самоуправления и их должностных лиц. 
     А теперь сведем воедино всю совокупность конституционных принципов законности, выделенных в результате проведенного анализа. Итак, к их числу относятся: 
     Принцип верховенства Конституции над иными законами и нормативными правовыми актами. 
     Принцип прямого действия Конституции. 
     Принцип всеобщей обязательности требований Конституции и законов. 
     Принцип обязательного официального опубликования законов. 
     Принцип обязательного официального опубликования нормативных правовых актов, затрагивающих права и свободы человека и гражданина. 
     Принцип примата международного права в отношении национального законодательства. 
     Принцип примата прав и свобод человека и гражданина в законодательстве и правоприменительной практике. 
     Принцип непосредственного действия прав и свобод человека и гражданина. 
     Принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную. 
      Принцип гарантирования государственной защиты прав и свобод человека и гражданина. 
      Принцип гарантирования судебной защиты прав и свобод человека и гражданина. 
      Принцип конституционного регулирования основ федеративного устройства Российской Федерации. 
      Принцип двухуровневого законодательства. 
      Принцип прямого действия федеральных законов в сфере исключительного ведения Федерации и совместного ведения Федерации и ее субъектов. 
      Принцип разделения законодательных полномочий Российской Федерации и ее субъектов в соответствии с предметами ведения Федерации и ее субъектов. 
      Принцип конституционности федеральных законов. 
      Принцип прямого действия законных правовых актов Президента Российской Федерации. 
      Принцип верховенства законных правовых актов Президента Российской Федерации в отношении законодательства субъектов Российской Федерации. 
      Принцип верховенства и прямого действия законных актов Правительства Российской Федерации на всей территории Российской Федерации. 
      Принцип прямого действия постановлений палат Федерального Собрания по вопросам, отнесенным к их исключительному ведению. 
      Принцип ограничения круга субъектов права законодательной инициативы.
      Принцип равенства каждого перед законом и судом. 
      Принцип презумпции невиновности.
      Принцип однократности осуждения за одно и то же преступление. 
      Принцип государственной охраны прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью. 
      Принцип запрета обратной силы закона. 
      Принцип осуществления правосудия только судом. 
      Принцип состязательности и равноправия сторон в судопроизводстве. 
      Принцип толкования Конституции Российской Федерации и признания неконституционности законов и иных нормативных правовых актов в процессе конституционного судопроизводства. 
      Принцип самостоятельности местного самоуправления. 
     Таким образом, конституционные принципы законности определяют основы Конституционного строя Российской Федерации, систему федеративного устройства, федеральных органов государственной власти и местного самоуправления.



[1] - Например, в Юридическом энциклопедическом словаре (М., 1988. С. 104) это понятие трактуется следующим образом: "Законность (верховенство закона) - неукоснительное исполнение законов и соответствующих им иных правовых актов всеми органами государства, должностными и иными лицами. З.- один из элементов демократии и правового государства".

[2] - Само понятие "принцип" от латинского principium - основа, начало, означает: 1) основное, исходное положение какой-либо теории, учения и т.д.; руководящая идея, основное правило деятельности; 2) внутреннее убеждение, взгляд на вещи, определяющие норму поведения; 3) основа устройства, действия какого-либо механизма, прибора, установки. См.: Словарь иностранных слов. М., 1980. С. 409.

[3] - Клочков В.В. Требования законности: понятие, виды, генезис\\Конституционная законность и прокурорский надзор. М., 1997. С. 135.

[4] - Там же.

[5] - Режим - 1) государственный строй, образ правления; 2) точно установленный распорядок жизни: труда, отдыха, сна, питания; 3) система правил, мероприятий, необходимых для той или иной цели; 4) условия деятельности, работы, существования чего-либо. См.: Словарь иностранных слов. М., 1980. С. 433.

[6] - См., например, Правовые системы стран мира. М., 2000.

[7] - Подробнее см., в частности, Рене Давид. Основные правовые системы современности. М., 1988.

[8] - Клочков В.В. Требования законности: понятие, виды, генезис\\Конституционная законность и прокурорский надзор. М., 1977. С. 134.

[9] - По данному вопросу см., например, Петров С.М., Туманов Г.А. Категория интереса в теории советского государственного управления. Сов. гос. и право. 1990. № 8.

[10] - Напомним, что реально ныне идущие боевые действия в субъекте Российской Федерации, Чеченской Республике, по существу, не имеют законодательной основы на уровне федеральных конституционных законов. Ссылки на прямое действие Конституции и обязанности Главы государства здесь вряд ли уместны. В ходе наведения конституционного порядка в Чечне ущемляются конституционные права сотен тысяч российских граждан, что может осуществляться только на основе Федерального закона (часть 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации).

[11] - Федеральный закон "Об основах государственной службы Российской Федерации" был принят 5июля 1995 года. См.: Собрание законодательства РФ. 1995. № 31. Ст. 2990. До этого же момента федеральная государственная служба регулировалась указами Президента Российской Федерации.

[12] - СЗ РФ. 1994. № 2. Ст. 76.

[13] - СЗ РФ. 1997. № 51. Ст. 5712.

[14] - В противном случае эти указы теряют силу и, соответственно, отменяются предусмотренные ими режимы военного и чрезвычайного положения.

[15] - СЗ РФ. 2000. № 1 (ч. II). Ст. 11.

[16] - О них ниже.